• admin

«Пусть я буду неугодным, но я останусь на стороне людей»

Экология — тема номер один в Челябинске. Город уже не первый год живет в состоянии перманентного экологического протеста. В первую очередь челябинцев волнует загрязнение воздуха от действующих металлургических гигантов и строительство Томинского горно-обогатительного комбината, который даже получил «персональное» протестное движение. В последние дни вопрос ГОКа особенно обострился: в социальных сетях горожане апеллируют к врио губернатора Челябинской области Алексею Текслеру, требуя высказаться по этой теме, Instagram главы региона завален вопросами в духе «когда вы ответите про ГОК?». Корреспонденту Znak.com удалось задать Алексею Текслеру несколько вопросов и узнать его позицию о Томинском ГОКе и отношениях с крупными промышленными предприятиями.


— Алексей Леонидович, вопрос Томинского ГОКа — один из самых острых для горожан. Вас неоднократно просили озвучить свою позицию по этому предприятию в комментариях к вашим постам в Instagram и на других площадках. Почему вы решили заявить свою позицию именно сейчас, спустя три месяца пребывания на посту врио губернатора?


— Я понимаю, о чем вы говорите. Действительно, мне в социальных сетях ежедневно оставляют десятки эмоциональных и местами даже агрессивных комментариев, ставят ультиматумы, требуют, ругаются, просят назвать виновных и так далее. Но если отставить эмоции, то нужно понимать главное — все это время я плотно занимался анализом ситуации. И не только по Томинскому ГОКу, но и по другим предприятиям-загрязнителям.


Наверное, можно было бы сказать, что моя хата с краю. Ведь экологические проблемы нашего региона во многом исторически предопределены его промышленной специализацией.


Не секрет и то, что мне неоднократно предлагали свалить всю вину за происходящее на прежних губернаторов, которые заварили эту кашу и не просчитали возможные последствия. Объяви виноватым Дубровского, свали вину на Юревича — и люди все поймут, все простят.


Или открыто заяви, что у главы региона нет прямых полномочий запретить строительство промышленных объектов на вверенной ему территории. И это действительно так и есть. Но я счел подобный подход контрпродуктивным, неправильным. 


В конце концов, нам здесь дальше жить. И именно мне сейчас отвечать — и за здоровье людей, и за экономику региона. Отвечать за мои слова и за сделанные дела все равно придется именно мне. Я это принимаю и отходить в сторону не собираюсь. 


Моя команда за эти месяцы перелопатила десятки, если не сотни экспертиз, заключений, результатов публичных слушаний, решений разных ведомств: местных, региональных, федеральных. Смотрели проектную документацию со всеми дополнениями и изменениями. Мы запросили все, что было сделано и планировалось делать по теме улучшения экологической ситуации на Южном Урале. 


И это касается не только качества атмосферного воздуха, но и нормализации ситуации с источниками питьевой воды.


Я лично отсматривал, анализировал результаты нескольких независимых социологических исследований, которые были проведены в этот период по социальной тематике. Да, экология входит в топ-3 проблем населения Челябинской области. Это данность. 


Интересная закономерность — жители Челябинска преимущественно обеспокоены строительством Томинского ГОКа. При этом проблема больших объемов выбросов пяти-семи крупных предприятий, находящихся в черте города, в массовом сознании практически не актуализирована. Вот такой парадокс существует. 

Поэтому мое «молчание» имеет, к сожалению или к счастью, очень простое объяснение. Мы прорабатывали огромный пласт самых разных данных. Все это потребовало времени. Большого количества времени. Сейчас я обладаю всем необходимым объемом информации и могу сформулировать как экономическую и управленческую, так и политическую позицию. В своем послании я сделал первую попытку, первый подход, обозначив свой главный принцип — нулевая толерантность к предприятиям, не соблюдающим экологические стандарты. 


— И какова ваша политическая позиция по Томинскому ГОКу? Вы закроете это предприятие?


— Первое. Я абсолютно точно на стороне людей. Поэтому надо прекратить замалчивание волнующих нас с вами проблем и признать — да, с экологией у нас засада, беда. Можно сформулировать как угодно. Понятно, что страх перед новым производством просто вытащил на поверхность ту боль, которая копилась у людей годами. Будем откровенны: мы видим манипуляции статистическими данными по числу заболеваний в области. Мы знаем, когда вопросы негативного влияния выбросов предприятий на здоровье человека замалчиваются, ставятся в стоп-листы в средствах массовой информации, острые темы пытаются «притушить» — все это было. Этого нельзя отрицать. Теперь такого не будет. Власть быстрыми шагами будет становиться прозрачной, предельно открытой. 


Если говорить о Томинском ГОКе, то первое и неотложное дело — показать челябинцам, что там происходит. Что возведено или выкопано. Что такое Томинский ГОК не на словах, элементарно — как он выглядит. В самое ближайшее время необходимо провести день открытых дверей. Все эти периметры, бесконечные заборы и зоны отчуждения только устрашают и злят людей. Когда мы не понимаем, что там, по ту сторону — мы напрягаемся, мы боимся неизвестности.


Второе. Давайте посмотрим — все эти годы предпринимались попытки маргинализировать экологических активистов, выставить их городскими сумасшедшими, обвинять их в корысти и так далее. Не было и мысли наладить результативный диалог — речь сейчас о любом экологическом объединении или движении. Да, периодически предпринимались попытки имитации диалога, попытки увести важную общественную дискуссию в другое русло. Но люди же не дураки, они чувствуют фальшь. Разговор вроде бы обо всем и ни о чем конкретно. Я вижу эту реакцию по тем сообщениям, которые поступают ко мне в социальных сетях. Поэтому я выступаю за конкретный разговор по делу. 


Южному Уралу нужен особый экологический ГОСТ, свой собственный экологический стандарт. Понятно, что здесь нужна серьезная коллаборация и объединение здравых сил. Я готов пригласить вас, Александр. Пригласить Василия Московца и других общественных деятелей в рабочую группу. Говорить надо не только о Томинском ГОКе, сколько обо всех предприятиях-загрязнителях. Проблему нужно решать не точечно, а комплексно. Не только в Челябинске, а по всей нашей промышленной области. В чем я уверен, так это в том, что нужно привлечь к разработке экологического стандарта международные экологические организации для полной понятной открытости. Чтобы у людей было понимание того, что происходит. Чтобы не было рисков и недоверия. Нам нужен свежий, незамыленный взгляд на ситуацию, лишенный политической окраски и накопленного за прошлые годы негатива. Только так, как мне кажется, можно избежать ловушки обоюдного недоверия между властью и местными экологами. Нужен арбитр, третья сила. 


— Как ваше предложение о новом экологическом стандарте может быть закреплено юридически?


— Есть федеральные экологические требования, это та опция, которая будет соблюдаться всегда. На днях будет принят закон о квотировании выбросов, о котором мы много говорили. И он тоже поможет стандартизировать работу, связанную с городами, где сложная экологическая ситуация, где рассматривать отдельно каждое предприятие неправильно, где нужно плюсовать влияние всех источников на общую экологическую ситуацию. Но я считаю, что мы можем инициировать ряд процессов — я бы хотел, чтобы все наши компании соответствовали и международным нормам. Наше федеральное законодательство этого не требует. Но давайте обсудим предложение. Это добровольная история, и она может войти в наш экологический стандарт. Все должны понимать, что должно быть общественное согласие в случае возникновения новых предприятий. По-другому быть не может. По-человечески только так и правильно. Далее наверняка возникнет и ряд других толковых инициатив, которые мы запустим при обсуждении с общественностью и промышленниками. 


— Промышленное предприятие — это не только вопрос экологии, но и вопрос денег. Крупный бизнес умеет защищать свои интересы. Что если предприятия откажутся выполнять ваши требования, вступят в конфронтацию с вами? 


— Это серьезный вызов для любого руководителя региона. Я этот вызов приму. И здесь нужно понять главное — пусть я буду неудобным, неугодным, но я точно останусь на стороне людей. Мы будем в широком смысле «открывать двери» наших промышленных предприятий. И конечно, я оставляю за собой право обратиться в суд, если наши требования не будут услышаны. 


— Как федеральные власти смотрят на эти процессы, принимают ли они участие или вопрос отдан на уровень региона? 


— Это моя личная инициатива. 

Просмотров: 2